понедельник, 19 апреля 2010 г.

Сны и сновидения. Лекция. Нудно и неинтересно

Снился мне тут как-то сон. Явление это редкое: знающие меня смогут подтвердить, я всегда жалуюсь на отсутствие снов. А тут сон. Да ещё какой. Красочный. Яркий. Про инопланетян. Не соскучишься, короче говоря.

И я не скучал. Запоминал даже кое-что, и сейчас вам здесь поведаю.

Вышел я как-то на улицу, причём в буквальном смысле — на улицу, а не как у Гришковца «на улицу» в смысле «из помещения». Вышел я на улицу, и не просто так, а почему-то вышел. Причина тому была, но я о ней забыл, потому что небо озаряли фантастические всполохи, вспышки и прожектора. Словно калейдоскоп в общепланетарном масштабе, честное слово. Красота жуткая. И жуткая снова в буквальном смысле: многие из так же по причине вышедших на ту же улицу людей впали в ступор и смотрели на восток, или на запад или… да не знаю, что за сторона света это была, хотя, вспомнил, это был юго-восток, потому что я видел центр событий над автовокзалом, но чуть левее. Короче говоря — юг-юго-восток.

И вот встали эти нормальные вроде бы люди и превратились в несколько туповатые с виду полешки. Не все, впрочем, и это — еще хуже. Другие какие-то люди, не с этой нашей «на улицу», а те, которые появились на машинах, вслед за летающими тарелками, которые не удостоили нас вниманием и не стали употреблять, как марсиане пытались употребить Тома Круза. Они просто пролетали и я их не слишком запомнил, потому что эти не те люди, они появились шумной толпой. Я бы даже сказал — бандой. Представьте себе гопоту в худшем сне и немного скрестите с восставшими мертвецами, или бандитами из Водного мира, ага. Так вот эти бандиты начали, вы не поверите, убивать и жрать людей. Ну тех, которые на нашей «на улицу», но в ступоре. И я понимаю, что я-то тоже торможу, хотя и не так как они: могу оглядеться и вроде бы понимаю где плохое и где хорошее, а самое главное — я и ходить могу и вроде бы даже отвлечься от светопреставления — тоже.

И тут до меня доходит, что я-то здесь, а семья в деревне, надо ехать спасать, а на чём? Машин нет, как в день города, а все, которые едут — сразу с этими, которые со смаком обгладывают кости по-сырому и любят субпродукты. Противно и мерзко, я знаю. Но люди тупят и не замечают даже, пропуская оглоедов сквозь свои ряды к очередной жертве, как бы и не думая, что могут быть следующими.

И ужасаюсь я и понимаю, что пора просыпаться ведь до дома не успеть, там, наверное, уже то же самое, а решётки на окна я не захотел устанавливать. А с юго-юго-запада идет зелёная волна, похожая и непохожая на грозовой фронт, который перемешали с Жарром. И как-то всё так безысходно, аж физически больно.

И вижу я, что это шоу породило отуплённых и готовых быть поглощёнными, равнодушных и думающих лишь о близких, как я, и тех, кто любит покушать.

Проснулся я в поту и понял — телевизор смотреть не стоит. Нет, сюжеты фильмов во сне — это прикольно. Я не о том. По телевизору именно те вспышки и инопланетяне. А мы — замираем и ждём, кого съедят следующим, чуть ли не с удовольствием наблюдая расправы. Заботимся лишь о своих близких, хотя это заведомо бесполезно, когда едят всех. Или… или едим.

Что, пора идти за синим ведёрком?